Голодные девяностые. Часть 2-я.

Во время перестройки появилось слово «гласность», и в конце восьмидесятых и все девяностые граждане с возмущением узнают из многочисленных публикаций, как жила партийная элита, как жировали кремлевские шишки, пока народ стоял в очередях. Сенсацией становится публикация о спеццехе на «Микояновском заводе», в котором делали колбасу для узкого круга лиц.

Этот секретный цех выпускал всего пять тонн колбасы в сутки. Для сравнения: цеха для народа выпускали 350 тонн. Колбаса для партийной элиты была из отборного мяса, в ней не было химии и крахмала, использовалось только мясо телят, которые ни разу не пробовали комбикорма.

Колбаса и другие дефицитные продукты, персональные автомобили и роскошные квартиры и дачи – Ельцин понял, на что нужно давить, чтобы народ восстал против советской власти. Публикации про спеццех на «Заводе Микояна» и другие разоблачения жирной жизни партийной элиты помогли Борису Николаевичу свергнуть Горбачева. На октябрьском Пленуме 87 года он заявил о том, что перестройка буксует из-за того, что номенклатура не хочет расставаться с сытой жизнью.

Ельцин попал в опалу, но через какое-то время вернулся в большую власть, стал народным депутатом, а там уже было недалеко до поста президента. И всегда в политической борьбе Ельцин использовал тему еды и чувства голодного народа. Например, любил устраивать эффектные сцены в магазинах, отстояв вместе со всеми длинную очередь за каким-нибудь продуктом, а потом устроив допрос продавщице.

О резком подорожании продуктов Борис Ельцин сказал в ноябре 91-го, но как-то впроброс, ненавязчиво. Уже была готова программа радикальных реформ, которую подготовило правительство Гайдара.

Первым делом, когда вышел закон о кооперации, предприимчивые люди стали открывать ларьки, торгующие едой, а также организовывать точки общепита. К концу восьмидесятых этот рынок был уныл и печален. Былые шикарные рестораны растеряли лоск и кормили уже совсем не так, как раньше. А в столовых для работяг рвота подступала к горлу даже у небрезгливых граждан.

Первые кооперативные кафе даже самого низкого пошиба имели огромный успех. В кооперативных ресторанах и кафе торговали контробандно завезенным спиртным. Можно было купить платные сексуальные услуги. Здесь собирались для решения вопросов и представители власти, и бандиты, и милиция. Попасть в этот мир хотела вся страна. Это были очаги недоступной, красивой и, главное, сытой жизни. Как во время нэпа, когда большинство людей голодало, а узкая прослойка буржуев гуляла на всю катушку.

Даже соль оказалась в дефиците. Это случилось из-за того, что независимость обрели Украина и Молдавия, где находились главные в Советском Союзе соледобывающие и перерабатывающие предприятия. Экономические связи разрушились. Украинская соль в Россию больше не поступала. До перестройки она стоила копейки, была высокого качества, и граждане подумать не могли, что этот примитивный продукт может исчезнуть.

Песня Вячеслава Добрынина «Не сыпь мне соль на рану» в 91-ом была перепета пародистом Вадимом Дабужским, где он отобразил тот прискорбный факт, что и этот товар стал дефицитом.

financial-news24.ru

Подписка на новости


 

Поделиться с друзьями

Оцените статью

Информация на этой странице была для вас полезной?

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий