Влияние США на революцию 1917 года в России

Своеобразное развитие революции в России, отличное от революций на Западе, вызывало тревогу в правящих кругах империалистических держав. Оставался нерешенным вопрос, какие силы окончательно возобладают в руководстве страны и по какому пути ее направят? Свержение ненавистного царизма, державшегося на штыках, свидетельствовало о нарастающей силе русского рабочего класса, о могучем натиске народов России.

Империалисты были обеспокоены: остановится ли революция на достигнутом или пойдет дальше? Это одинаково волновало правительства как стран Антанты, так и стран Тройственного Союза. И те и другие боялись, что пример русских рабочих и крестьян увеличит размах революционного движения в их странах. Принятый партией ленинский курс на социалистическую революцию вызвал ярость, как в лагере внутренней контрреволюции, так и во всем стане империализма.

Буржуазно-демократическая революция произошла в России в момент, когда ни одна из империалистических группировок, участвовавших в мировой войне, не имела еще явного перевеса сил. Исход войны не был предрешен. Поэтому вопрос о дальнейшем участии России в вооруженной схватке на стороне союзников оставался весьма острым.

Военное положение противоборствующих сторон нельзя было считать равным. Германия немало успела, однако война на два фронта привела к перенапряжению сил — военных, экономических, моральных. В связи с русской революцией она рассчитывала добиться сепаратного договора с Россией и тем самым улучшить свои позиции на западном фронте.

Ресурсы держав Антанты не были так истощены, как германские. Кроме того, после революции в России возросла тревога правящих кругов государств Антанты по поводу верности России своим обязательствам перед союзниками. Вскоре на стороне последних приняли участие в войне Соединенные Штаты Америки. Этот факт в перспективе менял соотношение сил, хотя до появления американских войск -на европейском театре войны пройдет еще достаточно времени.

Вступив в войну, правящие круги США стремились скрыть причины этого шага. Американская печать заявляла: «Мы не вступили в войну ради прибыли... Мы не вступили в войну ради завоевания». На самом же деле участие США в войне на стороне Антанты было обусловлено интересами конкурентной борьбы американского монополистического капитала.

Особенность США, как державы империалистической, состояла прежде всего в том, что они позже других включились в борьбу за колонии и рынки сбыта, за сферы влияния и приложения капитала, но включились, как наиболее мощный в экономическом и финансовом смысле хищник, унаследовавший все черты экспансионистской политики старых колониальных держав и дополнивший их новыми.

Типичной для внешней политики США является доктрина «открытых дверей», сформулированная в 1899 г. государственным секретарем Хеем. Она выражала устремление мощного в экономическом отношении государства, открыто вступавшего на путь вытеснения соперников с важнейших мировых рынков.

Ступенью к достижению этой цели стала для США первая мировая война. Снабжая военными материалами обе воюющие стороны, американский капитал наступал на позиции конкурентов. Уже накануне первой мировой войны по объему промышленной продукции США опередили все капиталистические страны. Так, в 1913 г. мировое производство стали составляло 75 019 тыс. т, причем в США — 31 301 тыс. т, в Англии — 7664 тыс., в Германии — 18 631 тыс. т; в том же году все мировое производство чугуна равнялось 77 182 тыс. т, на долю же США приходилось 30 653 тыс., Англии—10 280 тыс., Германии—19 млн. т. Экспорт товаров из США в 1915—1920 гг. ежегодно достигал 6521 млн. долл., а импорт в США — 3358 млн. долл.; следовательно, экспорт превышал импорт почти вдвое.

В ленинском анализе империализма с точки зрения темпов развития, концентрации производства и капитала уделено большое внимание двум странам — Германии и США.

Капитализм развивался таким образом, что над миром, как отмечал В. И. Ленин, господствовать стали три государства: Германия, Англия и США. Причем США являлись наиболее могущественной державой, которая, вступив в войну, рассчитывала занять командные позиции в мире соответственно сумме долларов, имевшейся у монополистов.

Народы Европы, и в особенности России, истекали кровью, теряли на фронтах бессмысленной, грабительской войны самую жизнеспособную часть населения. В ходе войны разрушались и гибли огромные ценности, созданные трудящимися, а правящие круги США, отгороженные от театра военных действий океаном и не испытавшие ее ужасов, знали по сути только одно — извлечение прибыли.

В годы войны в монополистических кругах Соединенных Штатов повышается интерес к России. Быстро растет ввоз американских товаров.

В довоенный период иностранный капитал в России представляли прежде всего Франция, Англия, Германия, Бельгия. Американские монополисты решили использовать обстановку войны для активного продвижения на русский рынок и проникновения в экономику России. Заинтересованность американских правящих кругов в России особенно возрастает с падением царизма и переходом власти к контрреволюционной буржуазии. В их планах относительно будущего России, помимо момента экономического, усиливается момент политический. Выдвигается как непосредственная задача американской политики влияние на развитие крупнейшей страны мира, с тем чтобы удержать Россию в числе воюющих держав и помочь российским капиталистам и помещикам покончить с революцией. Правительство США первым признает Временное буржуазное правительство, предоставляет ему займы, посылает в Россию специальные миссии.

Инициатором всех этих действий были американские правящие круги. 5 (18) марта 1917 г. посол США в России Д. Фрэнсис, информируя свое правительство о положении в России и о характере Временного правительства, предложил срочно «признать Временное правительство, так как первое признание желательно со всех точек зрения». Сомнений насчет политического курса Временного правительства у него не было. «Родзянко и Милюков, — писал он, — оба заверили меня, что Временное правительство будет энергично продолжать войну; более того, от успеха России против Центральных держав полностью зависят спасение революции и прочность установившегося правительства». 9 (22) марта Фрэнсис сообщил Временному правительству о признании его правительством США; он был горд тем, что сделал это на четыре часа раньше своих коллег— послов Англии и Франции. «Это правильно и целесообразно,— писал журнал «Nation», считавшийся изданием либерального толка, — первое официальное признание только что возникшей русской демократии должно было исходить от нас...»

Журнал подчеркивал, что ни одна нация не может понять желания русского народа лучше, чем американцы, обладающие опытом «демократии в новое время».

financial-news24.ru
Поделиться с друзьями

Добавить комментарий