Три добродетели нового времени

Фундаментальные навыки современного человека.

Сегодня как в западном мире, так и в России, мы замечаем возвращение философии в публичное пространство. Мы видим рост интереса к философии в широком смысле. Она связана с набором определенных навыков, в которых сейчас ощущается все большая потребность: умении читать, писать и говорить. Сейчас мы чувствуем потребность заново открывать в себе эти компетенции.

Интересно почитать
Принципы роста капитала

Мы потеряли навыки чтения в широком смысле. Любуясь произведением искусства, мы учимся его читать; когда мы слушаем музыкальное произведение — мы его читаем. Чтение — это закодированная в символических системах информация. Мы часто читаем «по диагонали», мы привыкли получать поверхностную информацию из третьих или четвертых источников.

Сегодня возникает очень много клубов, сообществ, начиная от университетских и заканчивая бизнес-, практикующих медленное чтение. Оно учит нас декодировать информацию, переводить абстрактные символы на язык смыслов. Этот навык является востребованным и мы видим, что современному человеку его трудно практиковать.

Мы ежедневно получаем тысячи квантов информации. И что позволяет нам перевести информацию на язык знаний? Когнитивные психологи, социологи, нейрофизиологи указывают, что именно чтение текста является центральным. Когда мы смотрим видео, то воспринимаем его пассивно. И речь идет не о нашем желании или нежелании воспринимать информацию, а о специфике работы мозга. Определенные участки мозга, которые отвечают за аналитику, критическое мышление больше включаются, когда мы читаем тексты. Декодируя книги, мы создаем знания. А этот переход от набора информации к целостным структурам — и является нашей главной целью в обучении.

Цитаты великих людей
Если, господа, существуют длинные периоды для обдумывания, то существуют исторические минуты для решения.
Петр Столыпин

В своей книге Альберт Гор указывает на опасность того, что большинство американцев получает новости по телевидению. Этот пассивный видеоряд позволяет воздействовать на человека, поскольку он воспринимает уже готовую, упакованную картину смыслов. Она сама не дешифрует информацию, как это происходит в случае с текстами.

О серьезных книгах

Что такое серьезные книги? Это — книги, написанные специалистами или теми, кому доверяют авторитетные образованные люди. Существуют книжные обзоры, списки авторитетных исследований по истории, экономике, философии и других сфер. Одна из задач университетов, в отличие от самообразования, заключается в том, что они должны формировать у студентов критерии отбора источников.

Для того чтобы научиться мыслить, мы должны меньше читать новостей и как можно больше читать серьезные книги и статьи. Например, одной из таких книг является работа гарвардского психолога Стивена Пинкера «Просвещение теперь», которая вышла в этом году. В своей работе он приводит аргументы в пользу того, что мы живем в лучшем из миров, человечество прогрессирует, и в подтверждение этого предоставляет факты, статистические данные. Пинкер указывает на то, что по какой-то причине интеллектуалы не замечают прогресс человечества, более того — ненавидят его.

О навыке писать

Практика медленного чтения, умение анализировать текст, реконструировать основные идеи, обучение через серьезные книги требует иной добродетели — писания. Наша память работает следующим образом: если мы не включаем наши новые знания и опыт в определенную систему координат — все это теряется. Очень важно создавать воображаемую систему координат, в которой мы встраиваем свой опыт от прочтения какого-то текста, общения с интересным человеком. Таким образом будет возникать взаимодействие наших идей, опытов.

Именно поэтому нам важно научиться излагать свои идеи или впечатление в небольших текстах (эссе), от 3 до 15 страниц. Так мы сможем практиковать перевод собственных мыслей и впечатлений на язык текста.

Об умении говорить и слушать

Внимательное слушание — еще одно потерянное умение. Когда мы читаем, то приучаемся сдерживать свои впечатления и давать слово автору. Это также слушание. Когда мы читаем сложный текст, нам важно прислушиваться к автору и не спешить с собственными выводами.

В писании текстов также важно не воспринимать свои мысли, как готовые, как бы отстраняться от своих первоначальных идей. Минус социальных сетей в том, что мы сразу выбрасываем в пространство не готовые, не отшлифованные эмоциональные реплики. То же самое касается и беседы, дискуссии, где вы отстаиваете свои аргументы.

Например, как легче всего убедить человека в любой сфере: морали, политике, бизнесе, религии? Сначала нужно дать оппоненту возможность высказаться, а не начинать сразу контратаковать. Если его позиция противоположная, не нужно говорить, что он говорит ерунду, поскольку таким образом мы унижаем человека, отказываем ему в статусе рационального существа. Нужно сказать: «Я понимаю, почему ты так думаешь. Я понимаю основания твоего мышления», — это навык воспроизведения логики высказывания оппонента. Когда вы действуете таким образом, то выиграете для себя минуты уважения. А уже потом начинаете убеждать.

Перед тем, как опровергать позицию оппонента, дайте ему возможность узнать, что вы понимаете его логику, контексты, которые стоят за его позицией. Это похоже на шахматную партию: если мы играем здесь и сейчас, нам важно знать, в какую партию играет наш оппонент.

Мы приучаемся слушать, когда усваиваем три главных навыка. Слушание — это умение относиться с уважением, с пиететом, с вниманием к другому, которое невозможно без медленного чтения книг, работы над своей речью, понимания того, как ведется дискуссия. Только тогда слушание имеет смысл. Если мы не приучаемся к дискуссионной рациональности и не понимаем, что мир имеет различные альтернативные объяснения, слушать нам нет смысла. То есть, читать, писать и говорить — это ключевые навыки, которые учат нас мыслить.

Мы все — философы, только не знаем об этом

Долгое время в истории человечества, начиная с Месопотамии и заканчивая серединой ХХ века, было то, что можно назвать ответственностью элит. Небольшая группа людей определяла политику, культурное, религиозное направление, определенный порядок в рамках социальной системы. На них и полагался весь груз ответственности.

В третьем томе «Истории англоязычных народов» Черчилль говорит, как британские политики вышли в народ. Это произошло только где-то в середине XIX-го века. Теперь они формировали свои речи к народу не в своих закрытых клубах, не в парламенте. Им пришлось перестраивать собственную риторику, выходя на публичный уровень.

В ХХ веке, когда все имеют доступ к социальным сетям и могут выражать свои позиции, мы столкнулись с большим вызовом. Не имея навыков читать, писать и говорить, мы очень легко попадаем под влияние и усваиваем чужое. Мы не видим границы между собственным видением и тем, что вкладывают в наше сознание.

Именно поэтому сегодня есть большой спрос на философию в целом, и на три фундаментальные добродетели в частности. Если не все из нас являются философами, то должны ими стать. Сейчас мы каждый день делаем вещи, которые раньше назывались философскими. Мы оцениваем информацию: высказывания политиков, прокуроров, блоггеров, дипломатов. Мы имеем право голоса, выбираем власть, влияем на определенные процессы (или иллюзорно влияем). От того, насколько качественно мы можем оценить, например, политические программы, многое зависит.

Возрастание роли каждого из индивидов, растворение понятия элит через создание такого феномена, как социальные сети, возлагает лишний груз на всех членов открытого общества. Каждый должен сам принимать решения, быть инстанцией оценки, понимания и обработки информации. Многообразие путей к подтасовкам, манипуляциям, пропаганды будет только увеличиваться. Это неизбежно, если мы не становимся самостоятельно мыслящими людьми, которые могут анализировать, критически относиться к предлагаемым фактам.

Интересно, что и при такой позиции мы несем ответственность. Когда мы говорим: «Нет-нет, мы — не философы. Зачем нам так себя перегружать?»- то добровольно предоставляем право другим все за нас решать. И при осуществлении этого выбора мы связываем себя последствиями такого решения. Если мы отказываемся понимать, что происходит, то не должны и жаловаться на те последствия, которые возникают.

Что нам мешает развивать в себе перечисленные навыки, посмотреть на собственное мнение и на свои возможности критично? Прежде всего, мнение, что определенные вещи даны нам от природы. Например, некоторые считают, что поскольку его в школе научили читать, то он умеет читать книги. Это уже ошибка. То же самое касается и письма. Сейчас 75-80% студентов не могут написать нормальное эссе. Если человек умеет выводить буквы или нажимать на клавиши, то это не значит, что в него без проблем получится написать текст.

О культуре мышления

Мы считаем, что способность мыслить имеем от природы, ведь у нас есть мозг, нервная система. И когда нам кто-то говорит, что мышлению надо учиться, что мышление — это то, что должно усваиваться, мы относимся к этому с иронией. Чтобы проиллюстрировать, что мышление не является естественным феноменом, обратимся к следующему примеру. Мы все дышим, впрочем, если будем подниматься на высокую гору без подготовки, нам будет недоставать воздуха, мы будем иметь проблемы с дыханием. То есть, мы все дышим, но культура дыхания предполагает определенную подготовку.

Похожая история и с чувствами и эмоциями. Очень важно развивать свои эмоции, потому что они неисчерпаемо могут культивироваться и углубляться. Об этом пишут современные исследователи. Нужно учиться понимать друг друга, сочувствовать, чувствовать радость. Философ Марта Нуссбаум даже говорит, что мы должны учиться осмысленно ненавидеть. Это связано с тем, что в мире не все друзья, и мы можем понимать о другом, что в определенных аспектах он угрожает нашей семье, государству. Это должна быть сознательная ненависть, так же, как и надежда, радость. То есть, несмотря на то, что некоторые чувства даны нам непосредственно от природы, мы должны их постоянно практиковать.

Еще одним распространенным предубеждением является то, что отдельные мысли — это и есть мышление. Мышление начинается, когда мы понимаем, что эти мысли надо как-то связывать между собой, по определенным правилам. Это довольно сложно сделать, потому что каждая мысль «атакует» предыдущую, они блокируют друг друга из-за того, что мы мыслим хаотично. Основная задача для тех, кто учится мыслить, — превратить хаос в порядок.

Один музыковед предложил интересную аналогию. Он сказал, что музыка — это не звук, она является благоустройством звуков, включением их в определенную структуру. Музыка — это мелодия. Так же и человек, который учится мыслить, сочетает элементы в целостность. Это требует от нас не только интеллектуальных, но и психологических усилий, а именно: внимания, умения хотя бы на 5-10 минут концентрироваться. «Взламывая», дешифруя сложный текст или визуальный ряд, пытаясь выписать свое видение, пытаясь выразить свои мысли, мы приучаемся к дисциплине мышления.

Каждый дома может это практиковать. На занятиях, когда мы читаем какой-то текст или обсуждаем актуальную проблему, можно в семи предложениях сформулировать собственную позицию. Условие задачи — каждое следующее предложение должно раскрывать предыдущее. Это не должно быть повтором, уходом от главной линии — это должно быть раскрытием мысли с резюме в конце. Как показывает практика, половина людей сдается уже на первом предложении. Делать это действительно непросто, но только так мы сможем научиться мыслить.

financial-news24.ru

Подписка на новости


 

Поделиться с друзьями

Оцените статью

Информация на этой странице была для вас полезной?

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий