Политическая система вотчинных монархий

Экономическая история

Потрясения первой половины XI в. со всей очевидностью продемонстрировали устойчивость новых государств. Упрочив свое положение, они существенно преобразились. Развитие территориальной организации повлекло за собой перемены в социальной иерархии, основанной на богатстве и престиже. С X в. влияние человека измерялось в зависимости от его приближенности к центральной власти и движимого имущества: людей, скота, ювелирных изделий. В XI в. все более значимую роль начинает играть землевладение. Характерные черты высшего слоя общества меняются, поскольку он уже не состоит из одних военачальников княжеских отрядов. Появилась новая группа земельных собственников. Земля ценилась только в том случае, если на ней трудились люди; поэтому в этой новой среде намечается тенденция к закрепощению крестьян, которые до этого были лично свободными. Одновременно территориальные разделы государств, как было в случае с каролингской монархии, создали условия для того, чтобы представители власти на местах могли освободиться от зависимости, присвоили себе земли и с той или иной долей успеха попытались сделать свои полномочия наследственными. Представляется бесспорным тот факт, что экономическая самостоятельность этих социальных групп легла в основу реформ XI в., возможно под влиянием западной модели бенефициев.

На протяжении этого столетия произошли и другие перемены, связанные с развитием военной организации. Князь более не мог содержать воинов из своей дружины и был вынужден платить им землей взамен воинской службы, на которую он их созывал при необходимости. В какой то степени, началось формирование системы норм, которые впоследствии назовут рыцарским правом. Вооруженные свиты как таковые не исчезли полностью, так как при князе и самых видных сановниках (архиепископе, воеводе, comes) как и раньше находились отряды из придворных воинов. Но были введены новые формы организации вооруженных сил. В Польше и Венгрии ответственность за новую систему была возложена на воеводу, самого важного чина при дворе. Княжеская казна больше не расходовалась на содержание рыцарей, которые, получив от князя в бенефиций земли, превратились в землевладельцев.

Как в западной империи и Византии Церковь сыграла важную роль в организации государства. Новый порядок должен был зиждиться на авторитете новой идеологии, укрепляющей социальную иерархию и ценности. Сфера знаний, искусства и дипломатии стала практически безраздельным уделом духовенства. Церковь предлагала карьерные возможности младшим сыновьям и девицам из среды политической элиты и в то же самое время поставляла кадры для придворных канцелярий. Поэтому князья XI в. озаботились восстановить расшатанные структуры Церкви и сделали это следующим образом. Во-первых, пожалование обширных земель заменило налоги (десятину или девятину), на которые существовали церковные институты. Со временем некоторые из этих владений были обустроены по западному образцу. Церковь стала крупным земельным собственником и ускорила, если не смоделировала, формирование земельного владения. Во-вторых, князья приказали построить и снабдить всем необходимым монастыри бенедектинцев в Сазаве, Бревнове, Опатовице, Острове, Градиске, Райхраде (в Богемии, в Моравии), Тинице (в Польше) и Паннонхальме (в Венгрии). В третьих, были восстановлены раздробленные границы епископских епархий и митрополий. Новая группа земельных собственников все чаще стала основывать частные церкви для своих личных нужд, в результате чего разные области страны оказались покрыты сетью церквушек, предвестницей приходской системы.

В принципе, система повинностей в отношении княжеской администрации должна была сохранять автаркические черты. Вокруг укрепленных городов вырастали деревушки с крепостным населением, при необходимости приобретавшие новую специализацию (как об этом свидетельствуют топонимы вроде Winiaiy, от польского wino, вино, которое поставляли для Церкви). Есть сведения, что в некоторых новая сеть крепостей заменила старые центры. В государственную казну поступали пошлины (их взимали таможни, находившиеся в десятках километрах друг от друга), поборы с подданных, отработки, такие как (мы приводим польский вариант, на других языках существуют другие названия) narzaz, поставка скота, powolowe или szron, загонная служба во время княжеской охоты, stan, налог на содержание князя, его двора и его посланников во время разъездов, stra, участие в строительстве укреплений, и т. д.

Укрепления окружали земляные валы с частоколом и рвами. Постройки из камня встречались крайне редко, разве что в Праге, которая, без всякого сомнения, была исключением для своего времени. В распоряжении у защитников всегда были копья с железными крючьями на конце и котлы с кипящей водой, которуюлили на нападавших, карабкавшихся на стены, бревна, которые сбрасывали на врагов. Осаждавшие же шли на приступ с таранами или осадными орудиями, прикрытыми от огня намоченными в воде кожами.

Эта система экономики и обороны применялась также в частных владениях. Она распространялась и, без сомнения, совершенствовалась посредством контактов, которые связывали церковные владения, переживавшие в это время эпоху подъема. Условия крупной торговли, до тех пор находившейся в руках могущественных людей, менялись. Развитие политических связей с зарубежьем способствовало появлению профессиональных купцов, которые вновь осваивали старые торговые тракты. Вероятно, что возросла роль денег. Они становились текущим эквивалентом стоимости. Отчеканенные в монетных дворах монархов, деньги также были символом власти и престижа и стали наиболее действенным средством государственной пропагандой, понятной многочисленным социальным слоям. Простой люд, видя чеканное изображение князя на монете, мог придавать монете магическое значение; высшие социальные слои могли видеть в ней более широкую символику, сводившуюся к вере (крест), правосудию князя (меч) и власти (корона и скипетр). Эти высшие слои общества отождествляли себя с государством и присвоили себе право назначать князя, а также, по признанному за ними «праву сопротивления», низлагать правителя в том случае, когда его действия не были поддержаны знатью. Впрочем, выбор государя был довольно ограниченным. В трех государствах он мог касаться только членов правящей фамилии, «природных государей» земли (domines naturales). Избрание одного из них усиливало влияние «баронов королевства» на политику монарха. Королевские выборы также привели к созданию партий, защищающих свои частные или региональные интересы, и способствовали территориальной раздробленности. Междоусобицы в Чехии, Венгрии, Польше и поддержка, которую они получили со стороны партий соседних государств, ослабили центральную власть и в тоже время складыванию сложной сети международных союзов, охвативших всю Центрально-Восточную Европу, от Киева до прирейнских городов, до римской курии.

financial-news24.ru

Поделиться с друзьями
Николай Ромадов

Предприниматель, инвестор, финансовый эксперт Яндекс-Кью

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Реальная Экономика
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.