Звездный час Российской экономики.История

Экономическая история

Сто лет назад Россия показала миру самый уникальный проект модернизации.

Серебряный век русской культуры для экономики был золотой. К началу 20-го века Россия была впереди не только в области балета, который достиг фантастических высот, но и с точки зрения экономического роста. Благодаря блестящей модернизации самой старой модели европейской экономики,которая за последние десять лет вывела страну в абсолютные лидеры по производству и экспорту зерна, заняла 5-е место в производстве стали, сделала ее крупнейшим в мире поставщиком угля и нефти. Экономический прорыв был настолько неожиданным и стремительным, что все понимали: через 20-30 лет Россия превратится в сильнейшую мировую державу.

Неожиданностью для Западных стран стала российская экспозиция на Парижской выставке в 1900 году,поражающая, с одной стороны,недоступной для конкурентов роскошью (в подарок Франция получила карту из уральских самоцветов, на которой Париж был обозначен крупным рубином), с другой — реальными фактами российских инноваций и достижений в технике и технологиях, получивших 211 высших наград ЭКСПО.

Но русскому прорыву не суждено было продолжить свое победное шествие: помешала первая мировая война, на руинах которой начало произрастать новое пролетарское государство — социально-экономическая структура принципиально нового типа.

Суверенная экономика

Считается,что России исторически не везло на сильных царей и, кроме Петра Великого, помянуть добрым словом некого. Но, например Александр III заслужил почетное место в истории хотя бы тем, что принял верное кадровое решение и назначил сначала главой железнодорожного департамента, а затем и главой всех российских финансов провинциального начальника путей сообщения Сергея Витте. И выбор этот был совсем не случайным: чтобы убедить Витте перейти с 50 тысяч рублей в год на министерское жалованье в жалкие десять тысяч, император пообещал частично компенсировать разницу за свой счет. Как результат Россия получила родоначальника русского капитализма с человеческим лицом, при котором ВВП страны увеличивался в среднем на 12 % в год, объем производства почти утроился, а доходы казны вырасли вдвое!

Успехи были настолько очевидны, что до сих пор остается загадкой — откуда у пролетариев могла зародится тяга к революции.Рабочий с квалификацией,например, на Путиловских заводах получал в год не меньше, чем его коллега на заводах Круппа или Форда, 1300 рублей. Даже чернорабочие с ежедневной зарплатой 1 рубль 30 копеек совсем не бедствовали, поскольку бутылка водки стоила 17 копеек.И если сделать приблизительный пересчет по ППС с того времени на сегодняшний 2019 год, то Путиловские рабочие должны были бы получать сейчас 2000-2500 р. за рабочую смену. Сейчас разнорабочие без квалификации получают вдвое меньше. Для первопроходца капиталистической эры Великобритании, где розничные цены в то время были выше, уровень жизни в крупных городах Российской Империи казался мечтой. К тому же монументом социальных завоеваний в России был закон, который запрещал понижать зарплату, а так же рассчитываться с рабочими продукцией либо денежными суррогатами.Только рублем.

Путиловские рабочие
На фото — Путиловские рабочие

Для формирования прибыльного бюджета, пришлось отказаться от ожидания оплат по долгам и усовершенствовать пошлинные сборы. А так же сделать государственную монополию на производство спиртных напитков. Собственный изготовитель был надежно защищен от зарубежного льготными условиями торговли. Чтобы отыграть ситуацию в свою сторону, правительство Германии попыталось создать России проблемы в торговле зерновым сырьем. Правда, эта война хлебных наценок была кратковременной. Элеваторы в Западной Пруссии держались на российских поставках. Бюджет Кенигсберга был опустошен, и стал убыточным. В городе оказались на грани банкротства многие предприятия.
Когда обеспеченность золотом выросла в России дважды, ее финансовая система сделала ставку на золотой стандарт. За бумажную купюру целкового можно было получить до 67 копеек из золотом. Этот период стал для отечественной валюты самым значительным. Сильнее этой денежной единицы в мире не было. Такой уверенный финансовый статус породил массу предложений: субсидий и сотрудничества. Но это не вскружило голову Хитрому Лису, как именовало Витте ближайшее окружение. Политик и экономист поступил дальновиднее. Вместо сделок с Ротшильдами, он предпочел разместить активы среди населения Западной Европы.

Облигации того периода печатались малыми номиналами, благодаря доступности имели высокий рейтинг востребованности. Печатный двор не успевал дополнять активы новыми тиражами. В ответ на упреки в популизме, правительство отвечало, что стране требуется не космополитическое превосходство, а самостоятельная и крепкая экономика, основанная на особенностях национального менталитета. В таком ракурсе стратегия императорского минфина по стимулированию сторонних капиталовложений в страну была беспроигрышной и очень удачной. После случившихся событий начала 20 века, европейские аналитики осознали, что и создание Транссибирской железнодорожной магистрали, и промышленный рывок России оплатили европейские средние классы, берлинские домохозяйки и парижские официанты. С которыми в будущем предстояло расплатиться окончательно кабмину …Виктора Черномырдина… Се ля ви, как говорят французы.
Осознавая новаторство Транссиба, аналитики подчеркнули, что именно благодаря его рельсам, российская промышленность вырвалась в индустриальные лидеры того времени. Новый скоростной торговый и транспортный путь сделал доступными дары и месторождения Сибири. Их развитие и разработка велась авральными темпами. Кроме этого, Транссиб стал тем пространственным звеном, значение которого до сих пор по достоинству не оценено, соединившим Запад и Восток, в обход Босфора и Суэцкого канала. Американские и европейские стратеги до сих пор имеют скорбный вид при упоминании об этом историческом факте.

Во времена правления Советов о событиях столетней давности не принято было рассуждать в позитивном ключе. О прошлом говорили как об ущербном времени: или плохо, или ничего. Деятельность Витте ассоциировалась с полученным прозвищем Граф Полусахалинский, которое было заслужено за сепаратистский договор с Японией. По нему была предоставлена половина незаселенного острова, благодаря которому Россия освобождалась от контрибуции после военного поражения.
Из действий Витте замечали лишь те, которые имели оттенок сомнительного качества. Говорили, что политик не был чист на руку в выборе средств: мог проплачивать ангажированные статьи с заказанными выводами и информацией, давал взятки за дискредитацию оппонентов, оплачивал прессу, имел свиту проплаченных верных сторонников. Но почему-то никто не вспоминал, что в его кабинете работали и такие маститые фигуры, как ученый Дмитрий Менделеев и промышленник Алексей Путилов. Однако, ненависть сыграла с пролетариями шутку проецирующего свойства. Почти все схемы строительства экономики, электрификация с индустриализацией, были списаны один к одному с наметок царских министров.

При удачном сочетании обстоятельств, нынешняя страна сможет повторить размеры железнодорожного строительства времен Транссиба только к 2030 году. Особенностью развития промышленности и экономики стало то, что ни успехи индустриализации, ни достоинства финансовой системы не стали главным звеном деятельности дореволюционных модернизаторов. Исходя из того, что более 2/3 российского населения — крестьяне, они считали развитие аграрного сектора главной задачей реформирования. Появившаяся идея выкупа земель у помещиков для развития фермерских хозяйств не нашла поддержки у властного окружения. Одним из таких помещиков был Николай II, который владел только в Сибири 67,8 млн.Га площадей.
Отец царя считался неплохим хозяйственником, но сын сделал единственную ставку — на семейное благополучие, не сильно вникая в дела политики и экономики. Патриархальные настроения провоцировали неприязнь к различного рода реформаторам у Николая II, хотя, имея годовой доход в размере 12 миллионов долларов, он не стеснялся пользоваться результатами их трудов. Он использовал все достоинства Серебряного века отечественной культуры вместе с золотым периодом эффективной экономики.

Российский эксклюзив

Ни Маркс, ни Энгельс в своих рассуждениях о первичности бытия не были уникальны. Конфликт между традицией и новаторством существовал во все времена. Из данного вневременного классического противоборства, в России конца 19 начала 20 века сложилась оригинальная культурная система мирового уровня. И хотя ее период был недолог, он получил известность и особенное название «Серебряный век русской культуры».
В системе живописи архаика и традиционализм еще держались на миниатюрах Фаберже, в работах передвижников, отражающих действительность с тщательным сохранением малейших деталей. Но параллельно этому классическому подходу уже существовал авангард, и Казимир Малевич уже исполнил свой «Черный квадрат». Это был своеобразный приговор текущему стилю уходящей России, крест на его эстетике и принципах классического реализма. Уже проявились новые тенденции в манере письма у Марка Шагала и Василия Кандинского. Россия, сменив лошадиную повозку и извозчика на автомобиль и электричество, открывшая микромиры и макромасштабы аэропланов и броненосцев, сменила ориентацию с критического реализма на тот самый космополитизм, от которого открещивался Витте.

Реконструкции и новации производства породили стиль модерн в искусстве. В художественном отображении действительности он размножился обилием направлений и новых течений приручения окружающего мира с помощью образов. Даже в творчестве неформального лидера Серебряного Века Константина Бальмонта ( настоящая фамилия Баламут), появились лирические образы технического прогресса ( «яйцевидные атомы»).
Правда, эта новая страна не была доступна и открыта всем. Скорее всего такая артельная отгороженность и студийная самобытность и сгубила ее. Различие в состоятельности и обеспеченности властных латифундистов и среднего класса была громадной. С наступлением первых заморозков караваны соотечественников покидали родину для посещения дягилевских сезонов в Париже. Их волновала культурная подложка и совсем не трогало социальное расслоение. Лазурное побережье Франции было освоено российским высшим обществом как выездная часть зимнего выхода в свет. Такое отношение к основополагающим сторонам: науке, социологии, экономике, промышленности, образованию было небрежно во всем, что не касалось культуры. Затраты на образование в Англии в ту пору составляли по российской валюте около 3 рублей (2,84), а в России чуть больше 2 гривенников.

Расслоение того периода очень напоминает сегодняшний день. Как провозглашал ярый монархист Витте: «Надо делиться». Он считал, что если опоздать с квотами свобод, время от времени инициированными в общество, то они могут, набравшись внутренней силы, пробить путь самостоятельно. Именно под этот тезис хорошо ложится конфликт между развитой экономикой и архаичным политическим укладом, символом которого стал царь. Именно это неумение сочетать слово и рубль, привело его к знаменитому манифесту 17 октября 1905 года. Осознание пришло, но время уже прошло.
Если отвлечься от формальностей, тогда была подписана первая российская конституция. В тот период в империи появилось два властных основания: правительство во главе с Витте, к которому государь не испытывал ни симпатий, ни уважения; и совет рабочих депутатов из Петербурга, возглавляемый Г.Хрусталевым-Носарь и Л. Троцким. Первого, ставшего жандармом у гетмана Скоропадского, позднее расстрелянного ЧК.
Современники думали, кто из представителей двоевластия первым окажется в застенках или под расстрелом. Большую решительность и умение владеть ситуацией в разгар первой русской революции, проявил Витте. Однако, его активность в подавлении бунта привела не к благодарности государя, а к отставке. Печальная участь постигла и его детище, созданную им Думу.
Потеряв реформатора, дарами которого жила и пользовалась Россия, она утратила скорость преобразований и связь источника с автором новой системы. После Витте, реестром его функций стал управлять Столыпин. В начале деятельности он предполагал, что за тридцать лет кардинально изменит страну. Однако, его век в 1911 году оборвала пуля. Воспользовавшись удобным моментом для ослабления вырвавшегося из-под влияния оппонента, Англия с Францией в 1914 году спровоцировали конфликт между Россией и Германией. Это стало ограничительной чертой золотого века экономических преобразований. А в 1917 году, на смену ему, явилась совершенно иная веха…

Сейчас, когда между прошлым и нынешним стоят 100 лет и те же проблемы, есть ли шанс у страны и нас еще раз попытаться соответствовать призыву «Россия, вперед!» И получится ли на этот раз обогнать и перегнать Америку и Европу?

financial-news24.ru

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Реальная Экономика
Добавить комментарий